Сад Будущего

Недалеко от моего дома есть парк с загадочным названием «Сад Будущего» — почти триста лет он назывался невзыскательно Леоновским, в честь обычной усадьбы Леоново, где обитал банальный русский князь, но в начале 2000-х столичные власти решили добавить этому месту немного драйва и установили там табличку: «Заложен молодежью Москвы». Разумеется, дворянские банальность и уныние никак не могли соседствовать с этим сияющим неокомсомольским стилем, и ребрендинг был неизбежен. Чтобы закрепить эффект, через пару лет в парке торжественно закопали капсулу с посланием потомкам, как в старые добрые шестидесятые. Еще через 50 лет в сопровождении такого же лазерного шоу и выездного диджея она будет извлечена нетерпеливыми пальцами и раскрыта на обозрение новым лицам столичной пикап-сцены.

Пасмурным субботним днем, за несколько десятилетий до этой тусы, я сидел там на щербатой скамейке и слушал, как трещит пробудившееся по весне население. Засунув руки в карманы пальто, качал ногой, наблюдал за птицами, людьми близкими и людишками далекими, сидящими напротив или ползущими медленно по склону за деревьями — от одного ствола к другому, с веточки на веточку. Смотрел на пернатых, перезимоватых и еще сильно помятых, но уже неистово готовых клекотать и совокупляться, видел под их лапками землю с прибитой и присохшей, как старушечьи волосы, бесцветной прошлогодней травой.

Между моей самопровозглашенной чиллаут-зоной и висящим в воздухе многодецибельным городом пролегал пруд, по-деревенски блестящий своей клеенчатой гладью за вековыми дубами. К голым бережкам прибились куски почти побежденного льда, к толстым стволам притулились простые скамеечки, на которых — где по одному, где по двое, где бескомплексно вытянувшись, а где горько сгорбившись, собирались особи с постоянной московской регистрацией и юной любовью, равно как и без нее, и без нее. В глубине парка звонили колокола. Я смотрел, как поднимается по зеленеющему холму очередной путник с палками для скандинавской ходьбы, и слушал, как отбивает — не без ритмических лаж — свое субботнее креационистское соло ленивый звонарь. Высоко над куполом старой княжеской церковки проносилась крупная средневозрастная звезда, застревала в ветках и стекала за козырьки Новой Москвы.

Священник выходил на крыльцо, миновал опустевший дворик, садился в лансер и ехал домой — тут рядом, два квартала, двести метров шумной Ярославки, пятьдесят этажей «Триколора», поворот, кусты, поворот, и вот она — блекло-желтая панелька, в которой ждут жена, сын, дребезжание холодильника, суп и бог. Его работодатель — тот, кто создал все — этот стол, эту клеенку, этот хлеб, это вино, эту воду из крана, сбегающую по бороде, эту батарею, которая журчит последние дни перед концом отопительного сезона, лето, зиму, солнце, горы, рюкзаки, палатки, палки для скандинавской ходьбы, тех, кто изобрел палатки и скандинавскую ходьбу — он нанял его давным-давно и еще ни разу не кинул. Когда на встрече одноклассников парни обсуждают начальников, старательно подбирая эпитеты покрепче, он молча улыбается и думает — как хорошо, что мой — не чмо и не козел, и в кабинете у него не Ротко в оригинале (а Ротко собственной персоной, подсказывает не растративший сарказма ум) — пусть даже выдуманный или совсем не такой, как я думаю — пусть многомерный, газовый и сильно ионизированный — но честный, единственный, на которого не стыдно работать.

Он ехал по непрогретой еще Москве и привычно поворачивал, находчиво парковался и выходил. С головы до ног его освещало висящее в пустоте небесное тело, ему махала болтавшаяся в низком окне первого этажа безолаберная занавеска. Взгляните на птиц небесных, цитировал он по памяти, они не сеют, не жнут, не собирают в житницы, и отец ваш небесный питает их. Вы не гораздо ли лучше их? Посмотрите на полевые лилии, флюоресцирующие в ледяной безвоздушной ночи. Посмотрите, как они растут, склоняясь над метановыми озерами в виду сатурнических пылевых колец. Говорю вам, что даже Эд Харрис в роли руководителя полетов НАСА не выглядел так бомбически, как многие из вас, хипстеры! Так что, надевайте ваши шлемы, садитесь по вашим суборбитальным самолетам, проверяйте все системы, показывайте большой палец — и ищите царствия Божия и правды Его, как вас учили Сергей Палыч и Константин Эдуардович — ищите, и приложится вам.

Святой отец грохал дверью в подъезд, гулко топал по ступенькам, заходил в лифт и возносился в свою скромную футуристическую келью на сто пятидесятом этаже. Тяжелые яркие звезды и планеты водружались на чистом черном небе, освободившемся от последних обрывков дневной облачности. Сад Будущего освещался галогеновой иллюминацией хищных растений и оглашался трубными звуками восьмилапых ящеров, оседланных светоотражающими бойцами из конкурирующих кланов. Несколько бомжей мирно спали на скамейках, посапывая и переворачиваясь под действием приливных сил Луны.

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out /  Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out /  Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out /  Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out /  Change )

w

Connecting to %s