Dimanche soir

Dimanche soir très calme. Настолько тихий, что ты можешь поклясться, что слышишь, как на далекой пригодной для углеводородной жизни экзопланете проваливается сквозь ветки чудного многовекового дерева прятавшийся там пузан, и другие дети немедленно окружают его, обидно хохоча и наперебой визжа: «Жирный, жирный! Поезд пассажирный!» Их голоса облетают вокруг маленькой деревни в зеленой холмами и синей горизонтами чужой глуши, перемахивают полосу одинаковых дач с разноцветными крышами, опоясывают их почти такую же одиноко-блекло-голубую, как Землю, но значительно более компактную планетку, и, сделав несколько витков вокруг их аккуратного желтенького солнца, несутся через свищи вакуума, тяжи темной материи и океаны пустоты, каким-то загадочным образом … Continue reading Dimanche soir

Совершенство

Слабое колыхание листвы, розовое угасание неба, медленное уползание пушистых облачков за шипастый и трубастый горизонт, замерший в субботней предписанной законом неподвижности. Положение занавесок на высоком окне мансарды напротив, становящиеся прозрачными с наступлением сумерек просторные жилища с патио в фешенебельном квартале, по которому ты топаешь своей фирменной шаткой походкой, завершая вечернюю прогулку вокруг центра города. Пустые чистые дворы под выпотрошенными где-то случившейся грозой серо-розоватыми небесами с резкими контурами парящих птиц и неподвижными вялеными рыбинами темно-синих облаков, обжариваемых последними лучами солнца до золотой корочки. Закрытые магазины, отставшие от билборда прошлогодние плакаты, выцветшие наклейки на светофорных столбах. Музыка, текущая в уши первого за … Continue reading Совершенство

Жизнь

Когда мы наконец доберемся до обнаружения жизни за пределами Земли — увидим ее издалека и тотчас узнаем по зеленым пятнышкам и синим кляксам в телескоп Джеймс Уэбб, или (при пессимистическом сценарии) встретимся с ней лицом к лицу при высадке на одну из экзопланет спустя много смутных столетий (не уверен, что слово «лицо» к тому времени будет все еще релевантно, but anyway) — так вот, когда эта грандиозная и высочайше антисипированная на протяжении всей новейшей истории встреча наконец состоится, она может оказаться совсем не такой драматично-невероятной, как мы это себе представляем сейчас. Очень вероятно, что навстречу длинноногим и золотоволосым, чем-то одновременно … Continue reading Жизнь

Dragon

Dragon полетел. Понес двух парней в футуристических скафандрах и смешного надувного динозавра, играющего важную роль индикатора zero G — вверх, в синеву, туда, где большие звезды, гаргантюанские дыры, белые карлики, мечты кубинских подростков, тонкие перистые облачка, пустота и все. На площадке служебной лестницы с широкими оббитыми ступеньками застыли два военных дядьки с жидкими волосами и большими ладошками. Сильный северный ветер взволновал верхушки деревьев, нырнул в шахту и засвистел по коридорам, всколыхнул бумаги на подпись и товарные накладные. Казахский национальный костюм (прокат), 3 шт., торт-суфле «Птичье молоко», 5 шт., салат «Вкусный», 20 уп., услуги переводчика (стоимость в час)— Защурились припухшие глаза, … Continue reading Dragon

Сан-Франциско

Конец апреля 1906 года, Сан-Франциско. Человек по имени Гарри Майлз едет на фуникулере, держа перед собой одну из ранних кинокамер и запечатлевая на пленке все, что движется ему навстречу. Затягивая, словно соринки и кошачью шерсть в пылесос, короткую полосу исчезающего мира — слишком большого, чтобы быть сохраненным целиком за выделенные ему 13 минут, но чувствующего свой уникальный шанс и отчаянно стремящегося попасть в кадр хоть краешком шляпы, хоть одним угрюмым взглядом, хоть одним слабым и кажущимся непроизвольным прикосновением перчатки к широким полям фетровой шляпы. Чудного мира, в котором две главы человеческой истории существуют одновременно, плавно перетекая одна в другую — … Continue reading Сан-Франциско

Что это было

Стоя посреди оживленной улицы и отцепляя велосипед от столба, щурясь на солнце и запихивая в нагрудный карман джинсовки медицинскую маску трехдневной давности, которая уже давно не выполняет никаких других функций, кроме функции пропуска в супермаркет, я вдруг подумал, что все, что произошло за последние недели — все эти нелепые, смешные, трагические и страшноватые события — все это было настолько hors de propos, что, как только эпидемия пойдет на спад и карантин будет окончательно снят, оно рискует слиться в один большой, липкий и противный ком нерелевантности и дурных воспоминаний, который под всеобщее первобытное улюлюканье и индивидуальные вздохи облегчения неудержимо покатится в … Continue reading Что это было

Job Interview

Очередное job interview в одной небольшой фирме под Лейпцигом, затерянной на задворках индустриального квартала и чуть ли не единственной в нем еще не свернувшей операции на время эпидемии. Широкие зеленые поля, разлапистые транспортные развязки, сельское хозяйство, низенькие заборы, солнце и пустота, размазанные по длинным саксонским пейзажам, безучастно наблюдаемым краем глаза из несущегося по нагретым рельсам — тоже почти пустого — скоростного поезда. Приглушенное освещение внутри автобуса, запах резины, качающийся на поворотах салон, пересеченный желтыми поручнями, песня на радио и прозрачные реминисценции, мечущиеся между стекол и испаряющиеся прежде, чем быть облеченными в слова. Большие пространства, загородный мебельный центр с опустыненной парковкой … Continue reading Job Interview

Стоять на балконе

Стоять на балконе, смотреть на мокнущие под кратковременным вечерним дождем багажники и крыши машин. Наблюдать, как на стеклах набухают и сбегают вниз прозрачные пресные капли, размывая контуры неподвижных отстегнутых ремней безопасности, детских сидений и застывших под случайными углами гибких держалок для навигаторов. Смотреть на однородную густую массу темно-серых облаков, заволокшую еще вчера чистое небо, и слышать тягучий звон колокола, зарождающийся где-то на абсолютно пустой центральной площади города и разливающийся по соседним кварталам. Текущий вместе с ручейками воды по пустым улицам, омывающий желтые окна Erdgeschoss, заклеенные матовой пленкой для сохранения приватности, наполняющий открытые балконы, слабо колеблющий стекла и проникающий в ушные … Continue reading Стоять на балконе

Карантин

Пустая весна 2020-го. Пустые парковки перед торговыми центрами, пустые солнечные детские площадки. Пустые глаза кассирши в супермаркете, созерцающие очередь из двух слегка покашливающих и десяти в высшей степени нервных граждан с продуктами первой необходимости в тележках, ради которых они, рискуя здоровьем, покинули свои герметичные жилища. Пустые полки в отделе бытовой химии и в секции круп. Пустые, но никого не интересующие пивные бутылки возле мусорного бака, ярко сверкающие в лучах мартовского солнца, висящего на своем обычном месте на голубом небе без единого облачка и без единого самолета. Пустые клеточки на иммиграционном бланке, покоящемся на рабочем столе в одном из гулких помещений … Continue reading Карантин

Downloads

Рассортировывал по папочкам разные случайные фотки из интернетов, накопившиеся за последние месяцы в авгиевых конюшнях Downloads, и вдруг совершенно случайно попал в непреднамеренную червоточину — слайдшоу из двух картинок, моментально повергшее меня в транс: миниатюра XII века, изображающая сражение, кажется, английской и французской армий (типичная заваленная перспектива, лица-эмоджи, веселые цвета), и будничное — дежурное — как бы ничем не примечательное фото, присланное ровером Curiosity с поверхности Марса: скучный красный песок, на который робот положил кусок вулканической породы, подумав, что хьюманам может быть интересно. Один мир и другой мир. В одном непропорциональные мужики восседают на разноцветных лошадях-химерах, нервно ерзая в преддверии … Continue reading Downloads