Street Map

Сегодня решил пройтись по старой Москве. Включил на повторе песню Athlete — Street Map и пошел. По Чистопрудному бульвару, заглядывая в арки и высокие окна, за которыми трехметровые потолки и пять поколений москвичей, через трамвайное кольцо, дальше, на уже ничем не напоминающий о недавних протестах проспект Сахарова. Свернул на Мясницкую. Проходя мимо почтамта, представил, как в октябре 1917-го в него врывались решительные, мощные, недезодорированные бойцы, как они орали и махали флагами, и как в одноэтажных домах по соседству беспокойно подходили к окнам, не понимая, что происходит, красивые дорогие женщины. Навстречу мне проплывали симпатичные студентки в платьях выше колен, с ухоженными … Continue reading Street Map

Для скептиков

Мне часто говорят, что я “выношу мозг своей политикой” и “шел бы лучше работать”. Эти две формулы в разных видах встречаются в арсенале многих аполитичных (или стоящих на грани аполитичности) людей. В общем случае это означает: “Оставьте меня, я так устал от вас!” Перед вами стоит, зажмурившись и закрыв уши руками, хорошо одетый и приятно пахнущий взрослый человек с изможденным ипотекой лицом. Он просит: “Пожалуйста, не суйте мне газету Навального, я читаю айпад”. (Мне однажды так сказали, когда я агитировал в метро.) Другой вариант: вы видите успешного бизнесмена, подтянутого и свежего, со своими странностями, серьгой в ухе и особой любовью … Continue reading Для скептиков

Мое поколение

Как же я счастлив был сегодня видеть мое поколение на Тверской. Поколение хипстеров, модников, снобов — называйте, как хотите, — моих одногодок, которым от 20 до 30, и которые сознательно пришли, чтобы участвовать в событии, эпохально и исторично (эпично, как мы говорим) называющемся «народный сход». Нас было 100, 200, 1000, 4000, и ОМОН не разгонял нас. Мимо мелькали лица, на которые в суматохе будней смотришь с самыми разными эмоциями — ботаники, гики, фрики, красотки, стервы, мажоры, нищеброды, инди-рокеры, говнари, качки, дрищи, попадались ухоженные дяди и тети, мелькали их жены и подружки, но в основном вокруг были молодые лица, и все … Continue reading Мое поколение

Валить

Вот все говорят — валить. Я вырос с этой мыслью, мои родители внушали мне с детства, что надо валить, что в Сраной Рашке делать нечего. Когда я поехал на языковую практику в институт им. Гете в Берлине, они хотели предложить мне «соскочить» — типа, остаться там после двух недель действия визы, стать нелегалом, но в последний момент передумали — мне было 19, я мог не справиться. (О самой идее мама рассказала мне позже.) Потом, когда я окончил институт, мне постоянно говорили, что я должен уехать на стажировку. Есть какие-то мистические стажировки, практики, обмены, о которых бредят родители, думая, что отъезд … Continue reading Валить