Что это было

Стоя посреди оживленной улицы и отцепляя велосипед от столба, щурясь на солнце и запихивая в нагрудный карман джинсовки медицинскую маску трехдневной давности, которая уже давно не выполняет никаких других функций, кроме функции пропуска в супермаркет, я вдруг подумал, что все, что произошло за последние недели — все эти нелепые, смешные, трагические и страшноватые события — все это было настолько hors de propos, что, как только эпидемия пойдет на спад и карантин будет окончательно снят, оно рискует слиться в один большой, липкий и противный ком нерелевантности и дурных воспоминаний, который под всеобщее первобытное улюлюканье и индивидуальные вздохи облегчения неудержимо покатится в … Continue reading Что это было

Хочу

Неподвижные вечерние облака — твердые, неподвластные ветру — следующие по твердости после воскресных административных зданий с просматривающимися насквозь пустыми переговорками и залами заседаний на верхних этажах, превосходящие по твердости устремленный в пустоту взгляд человека с папиросой и мобильником на минимально облагороженном плющом и цветочными кадками бетонном балконе. Неспокойные занавески, треплющиеся на слабом ветру и то показывающие, то скрывающие скромный интерьер, спящую собаку и сидящую за лаптопом фигуру. Я понимаю — я согласен — да — отправить — войти с помощью Google — запомнить мои данные— Дверь комнаты качается, скрипит паркетина, человек за лаптопом вскидывает голову. Все получается? — спрашивает женский … Continue reading Хочу

Сэм

Когда ты одинокий парень с котом, ты однажды сталкиваешься с необходимостью отдать его на передержку. Так случилось со мной перед моим отлетом в Штаты в декабре 2016-го. Я отдал часть своей личности, замурованной в нем — вернее, нет, не замурованной — скорее, застегнутой на молнию, на мягкий клапан, как он сам в переноске, которая давно ему не по размеру. Сэм в переноске, часть моей личности — в Сэме. Она билась, терлась, сопела, хотела выйти, но не успела, и я сделал ручкой, чмокнул в щечку, прошуршал пуховиком о пуховик и был таков на трамвае номер 11. Но поздно ночью, когда мы … Continue reading Сэм

Киборгу

Дорогой киборг образца поздних 2090-х, я надеюсь, что у тебя все хорошо, и что ты читаешь это, надев свой хедсет (если ты используешь внешнюю огментацию интеллекта) — если нет, то, пожалуйста, надень, потому что без него тебе будет не все понятно и, возможно, немножечко скучно. Если ты модный и у тебя чип, то беспокоиться ни о чем не нужно. Я решил не заморачиваться и написал на русском, потому что, по идее, ты должен владеть им точно так же виртуозно, как и любым другим языком. Но если это не так, я советую прямо сейчас быстренько обучиться на сбалансированной подборке иммигрантской классики … Continue reading Киборгу

8000 лет

На днях увидел в ленте у моего друга фотографию из забытого богом местечка в Испании, где в тесных пещерах под подслеповатым присмотром ЮНЕСКО хранятся наскальные рисунки древних людей, сделанные примерно 8 тысяч лет назад и чудом дошедшие до наших дней. Восемь тысяч лет, подумалось мне. Это в восемь тысяч раз больше лет, чем прошло с того момента, как Лана Дель Рей записала новый альбом. За семь тысяч девятьсот восемьдесят два года до того момента, когда все пассажиры «Боинга-767» разом зажмурили глаза, а журналист НТВ, синхронно переводивший прямую трансляцию CNN, судорожно отхлебывая воду из фирменной чашки и теряя остатки профессиональной выдержки, … Continue reading 8000 лет

Made on Earth

Никогда не задумывался о том, что земная атмосфера во всех ее разновидностях — от не нуждающейся в фильтрах джинсовой голубизны Доминиканы до смурой облачности средней полосы, накатывающей на непростую жизнь — визуально занимает как минимум половину, а то и большую часть площади фоток в твоем фиде? И, несмотря на это, оно не получает и десятой доли внимания со стороны подавляющего большинства твоих фолловеров — словно это что-то само собой разумеющееся. Словно задумано так — что небо присутствует молчаливым фоном рядом со всеми деяниями человечестваВисит над непропорциональной средневековой баталиейКлубится над неуклюжими кострами и корчащимися на них толком не прорисованными еретикамиСочится сквозь … Continue reading Made on Earth

За честные выборы

Это было летом 2012-го, когда в Москве произошли первые за двадцать — кажется — лет настоящие многотысячные акции оппозиции, от которых всерьез повеяло переменами, и пугливые завсегдатаи «Старбакса» вроде меня, на тот момент глубоко аполитичные, внезапно осознали себя частью Сопротивления. Вместе с незнакомым чуваком я вырвался из оцепления ОМОНа на Тверском бульваре и сидел с ним на автобусной остановке, сняв всю протестную символику и притворяясь обычным жителем центра, едущим на воскресный чай к теще в соседний квартал. Через дорогу от нас носились бронированные солдаты режима, хватавшие и жестко скручивавшие худеньких и слабых программистов, дизайнеров, блоггеров и фотографов — обреченных на … Continue reading За честные выборы

Открытие Интернета на Кубе

Открытие Интернета на КубеОткрытие браузера в виду садящегося солнцаЭто видосЭто гиперссылкаА вот это все вместе называется ньюсфидА этоЭтоСказал чуть грустно улыбаясь в предзакатном золотеКрутя ус, глубоко затягиваясьСжигая на кончике аутентичной сигары последние палисады и калиточки аналогового мираГлядя на обслюнявленный приливом пляж с ракушками и высыхающими зигзагами пеныТо отпускающий то подтягивающий обратно свой прозрачный океанический пеньюарПереводя взгляд на илистое дноТуда, где уходит под воду трансатлантический оптоволоконный кабельЭто, че, Фейсбук Откидывался на спинку жестко-скрипучего лежакаМежду зеленой полосой волны и розовой кромкой полунебаПоявлялись еще две полосы синяя и белаяНа замазанном жирными пальцами экране айпада Встревая между тлеющими половинками горизонта Более густыми и однозначно … Continue reading Открытие Интернета на Кубе

Чувство

Это сосущее чувство — не то пустоты, не то одиночества, не то чтобы отчаяния, но почти горечи, не совсем безысходности, но как бы что ли уныния, слегка немного благоговения перед большими объектами неживого мира, перед неумирающими камнями и нестареющей, хоть и безбожно загрязненной, водой, перед высоченными соснами и березами, вымахавшими до девятого этажа за те тридцать лет, что тебя здесь не было, не знающими ни проблем с лишним весом, ни мышечных спазмов, ни утренних кругов под глазами, ни внезапных скачков давления — это чувство, которое человек испытывает, стоя маленькой трехпиксельной фигуркой на песчаной проплешине посреди июньской зелени, держа руки в … Continue reading Чувство

Сочельник

Я живу в Лейпциге, одном из самых немецких городов Германии, спрятанном за пазухой Саксонии, в рукаве мягкой зимы, в складке сельской местности. С давних пор я очень люблю гулять пешком (кажется, начал это делать не совсем осознанно еще когда учился в университете и жил в Подмосковье, продолжил, переехав учиться в Калифорнию, и довел до совершенства здесь, где обилие малолюдных парков и витиеватость улиц особенно располагают к бесцельной ходьбе, а климат позволяет беспрепятственно этим заниматься большую часть года). В моих прогулках я консистентен, как Тесла, и инертен, как газ неон — в том плане, что делаю это крайне пунктуально и регулярно … Continue reading Сочельник