Mars One

Сегодня посмотрел видеопрезентацию программы “Mars One” — той самой, на которую записалось так много участников из России, в очередной раз доказавших миру, что мы прочно держим позиции в вопросах безрассудства и одиночества. Я сам всегда мечтал о полете на другую планету, о колонизации, терраформировании, всех этих футуристических вещах, которые кажутся особенно привлекательными, когда дата их реализации примерно укладывается в границы твоего сорокета. То есть, теоретически, ты еще будешь в хорошей форме, когда это случится, и сможешь выглядеть если не на уровне Мэтью Макконахи в “Интерстеллар”, то хотя бы не хуже седого Джоржа Клуни в “Гравитации”.

Строительство базы на Луне, жизнь в подземных городах, которые мы выроем и наполним кислородом для наших детей, первый кинотеатр и представительство компании Virgin внутри засыпанного пятью метрами марсианского грунта жилого модуля, транзитная космическая станция на орбите вокруг Сатурна, откуда готовится экспедиция на Титан — все это вызывало у меня нравственную эрекцию при одной только мысли о том, что я смогу в подобных вещах участвовать.

Мне казалось странным воспринимать это иначе — как нечто глупое, бесцельное и вообще ненужное. Ведь мы все родились и живем под открытым небом, с постоянным доступом к космосу, где мигают звезды — очень далекие, недоступные физически, но реальные, потому что их видно. Любой человек, если его мозг не поражен чем-нибудь вроде служения Родине, Богу или каким-нибудь идеалам, всегда замирает с открытым ртом, подняв голову в звездную летнюю ночь или в туманное зимнее полнолуние. Люди стремятся к космосу, потому что это естественно, думал я. Какие тут могут быть аргументы, когда не просто ты сам, а твоя галактика — это крохотный муравей в банке, называемой “видимой вселенной”. Ну что может быть важнее освоения космоса, рассуждал я.

И вот я смотрю презентацию нашумевшей марсианской программы, ожидая увидеть взъерошенных астрофизиков с вдохновенными глазами, брутальных пилотов-испытателей со шлемами под мышкой, услышать из их уст созвучные моим мыслям слова. Стараюсь не обращать внимания на дешевую графику и плохие шрифты, на безвкусные эффекты и ужасную фоновую музыку. Слушаю лауреата Нобелевской премии по физике Герарда ‘т Хоофта, который активно поддерживает Mars One и вообще полностью соответствует классическому образу немного сумасшедшего гениального профессора, решающего ключевое уравнение мироздания и уже вплотную подошедшего к ответу. Профессор еле говорит по-английски, но по мимике понятно, что он очень возбужден. После него берет слово чувак по имени Бас Лансдорп, руководитель проекта. Это такой рано облысевший бойкий мужчина-юноша с глазами бухгалтера и повадками внезапно разбогатевшего сутенера, в котором сочетаются скованность и сало.

“Это будет одним из крупнейших событий в человеческой истории, — говорит Бас, немного облизываясь. — Мы говорим о создании крупнейшего медиа-события, намного больше, чем посадка на Луну или Олимпийские игры”.

О чем, о чем, прости, ты говоришь, старик?

“Это станет самым масштабным медиа-проектом. Весь мир будет это смотреть”, — жадно повторяет Бас и на долю секунды принимает дурацкую позу, глядя в камеру с видом “Ну чо все нормально я сказал?”, после чего монтажная склейка возвращает нас к убогой трехмерной анимации марсианской колонии, которую, оказывается, будет смотреть весь мир.

Я открываю Википедию. Читаю официальную страницу проекта. “Камеры будут работать 24 часа в сутки, 7 дней в неделю…”, “Жизнь колонистов будет транслироваться на Землю круглые сутки…”

“Это будет крупнейшее медиа-событие!” — облизывается Бас, блестя лысиной и потирая руки.

“Они не смогут вернуться на Землю. Они проведут на Марсе остаток своей жизни”, — говорит голос непрофессионального диктора за кадром.

“Это планируется быть невероятным медиа-спектакл… — причмокивая от напряжения, подбирает слова Герард ‘т Хоофт, который вновь появился на экране. — Шоу “Big Brother” будет побледнеть в сравнении!”

Твою-то мать!

Я в гневе захлопываю ноутбук.

Да как вы смеете, вы, мелочные торгаши, превращать это в гребаное телешоу?! Наверно, уже и под спонсоров таймслоты забили? А сейчас мы прервемся на короткую рекламу! Майонез “Провансаль”, сука! Приправа для настоящих космонавтов! Теперь и в фирменных тюбиках с символикой Mars One! Покупай! Жри! Хавай! Давись! Жри! Хавай! Бухай! Жри! Умирай! Смотри телек! Включай “Марсианские хроники по-русски”! Кто из марсиан сегодня станет ближе друг к другу? Как ты думаешь, у Анны из российского модуля есть симпафки к Саймону из американского?! Дзынь! Как думаешь, они перепихнутся, Вась? А ничего, что она православная, а он еврей? Еврей?!! Так он жид?! Ну! Жидяра и есть! Ебать! Ты че, не знал? Да я пропустил прошлую серию… Ань, бля, не иди к нему!!! Ебать, че мало парней что ль у вас там!!! Бля, надо было мне лететь к ним, Серег! Ебать, я бы ему вломил, сука! Жиду этому… Сука… Бля, реклама опять…

Значит, все это просто “крупнейшее медиа-событие в человеческой истории”, да? Еще один, типа, маленький шаг для человека… Ну, я понял.

Каждый раз, когда кто-то большой берется за романтичную идею, живущую в человеке, и пытается сделать из нее, как из надувного шара-колбаски, розового пуделя, мы получаем грубейшую, рафинированную пошлость.

Хочешь стать астронавтом? Подай заявку, получи шанс попасть в состав экипажа! Состарься и умри на Марсе, пока на тебя смотрят 24/7 шесть миллиардов глаз с другой планеты! Пока у продюсера есть к тебе интерес. Пока у шоу хорошие рейтинги. Пока приходят с Земли грузовые корабли с поднадоевшими за 50 лет консервами и сникерсами. А когда ты станешь слишком старым, чтобы достаточно расторопно выполнять требования режиссера выебать Анну из России и зачать с ней первого православно-иудейского ребенка на Марсе, твое место займут новые колонисты. А ты уйдешь на задний двор, сядешь на ржавый порог жилого блока, за десятилетия вспышек на Солнце и песчаных бурь почти утратившего антирадиационное покрытие, на которое спонсор не выделяет средств, и будешь кашлять, пытаясь выкашлять свою опухоль. Но на Марсе не лечат рак, и через пару лет, когда ты кончишься, тебя просто зароют, как собаку, в красном грунте, и у шоу скакнут рейтинги, и на странице проекта Mars One в Фейсбуке появятся грустные смайлики и на какое-то время обложка сменится на твою черно-белую фотку. Но жизнь продолжается! Финансирование есть, девок из России все еще достаточно, а значит, можно работать дальше! Show must go on, твою мать!..

Все-таки космос — это личное дело каждого, подумал я, открывая ноут. Вселенная умещается в голове каждого из нас, и мы, каждый сам, владеем этой вселенной. Когда утром в понедельник мы наклоняемся над раковиной, чтобы сплюнуть зубную пасту, Солнце, Бетельгейзе и еще тридцать три миллиарда белых карликов и красных гигантов наклоняются относительно нас. Мы все родились и живем под открытым небом, с постоянным доступом к звездам и желанием увидеть их вблизи. Но, судя по всему, одно из главных условий успешных полетов к ним — это отказ от всевозможной чепухи, которой люди успели обрасти на Земле. В первую очередь — от сверкающей люминесцентной надписи “ОНЛАЙН 24/7” и словосочетания “медиа-событие”.

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out /  Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out /  Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out /  Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out /  Change )

Connecting to %s